Неизвестная история Мускатного острова, проданного за Манхэттен

97 просмотров

Правда ли, что голландские колонисты устроили геноцид, чтобы получить монополию на специи?

Где-то среди тысяч индонезийских островов затерялся небольшой Архипелаг Банда. Он вошел в историю благодаря довольно интересному факту – в 1677 году голландцы продали британцам остров Манхэттен за право владеть одним крошечным островком (площадью всего одну квадратную милю) из этого архипелага.
Конечно, никто не сошел с ума. Практичности голландцев можно было позавидовать, ведь эти 11 малоизвестных островов на юго-востоке современной Индонезии несколько веков назад считались единственным в мире источником мускатного ореха, который в то время был одним из самых ценных товаров в Европе, во многом благодаря его предполагаемой способности лечить любые болезни, от запора до бубонной чумы.
Голландцы готовы были отказаться от Манхэттена в обмен на монополию на мускатный орех. Трудно переоценить важность этого рынка для них, учитываю одну историю, которая бросает тень на голландскую колонизацию. В 1621 году должностные лица голландской Ост-Индской компании совершили настоящий акт геноцида против отказавшихся от сотрудничества местных жителей Банды, а тех, кто выжил, – сделали рабами. И все это ради обладания ценнейшим мускатным орехом.
В то время как Манхэттен постепенно превращался в один из крупнейших в мире торговых центров, архипелаг Банда оставался обычной рабовладельческой плантацией. По мере того как трансатлантическая торговля и американская коммерция росли, рос и Манхэттен. По мере того, как стоимость мускатного ореха постепенно снижалась, рухнула и экономика Банды.
Все это могло бы стать просто очередной страницей в печальной книге европейской колонизации Азии, Африки, Австралии и Нового Света, если бы не одно «но». Банданцы оказались «крепким орешком». Они не были простыми дикарями, сидящими на специях, даже не представляя себе их ценность. На самом деле жители Банды были опытными торговцами, вся жизнь которых много веков до этого строилась именно на выращивании мускатного ореха и его продаже. После прибытия европейцев они более 100 лет боролись за свою независимость.
Даже жестокий геноцид не стер банданцев со страниц истории. Они ускользнули на периферию голландского контроля и продолжали торговать специями (с точки зрения голландцев, конечно, незаконно). По крайней мере две банданские деревни сохранились до наших дней. Их жители продолжают традиции своих предках на близлежащих островах Кей.
Сцены изображают сбор мускатного ореха и корицы на Цейлоне (Шри-Ланке, слева) и гвоздики на Молуккских островах (Индонезия, справа). Появление мускатного ореха на Цейлоне способствовало прекращению голландской монополии на эти специи.
Вопреки мнению европейцев, Банданские острова никогда не были единственным источником мускатного ореха в мире. Многие варианты этого растения можно найти в дикой природе или они исторически культивировались в разных местностях от Индии до Папуа Новой Гвинеи. Вероятно, первым в Европу попал не круглый банданский, а длинный мускатный орех, который импортировался из Папуа и других стран. При этом, вероятно, с начала нашей эры Банданские острова представляли собой важный перевалочный пункт для торговли перьями райских птиц и другими предметами роскоши, которые перевозились из Папуа в Китай. Банданцы были отличными навигаторами: именно знание морских путей и налаженные контакты с местными жителями в разных концах торговых цепочек сделало их богатыми. Когда на островах впервые высадились европейцы, банданцы жили в отдельных деревнях, каждой из которых управлял Оранг Кайя, что на малайском языке означает «богатые люди».
Похоже, что где-то в начале второго тысячелетия банданцы начали активно выращивать мускатный орех. Либо благодаря качеству продукта (банданский мускатный орех сейчас является мировым стандартом вкуса), либо благодаря удачному географическому положению Банданские острова быстро стали ключевым портом для торговли мускатным орехом, куда наведывались китайцы, малайцы и яванцы, а позже и арабско-персидские купцы, из рассказов которых европейцы и узнали о столь желанных «островах пряностей». Банданцы отправляли свои торговые корабли даже в Малакку.
В 1510-х годах португальцы стали первыми европейцами, прибывшими в Юго-Восточную Азию. Со стороны банданцев они встретили яростное сопротивление, что вынудило пришельцев отказаться от попыток установить торговлю в этих краях. Банданцев ждало еще несколько десятилетий спокойной жизни.
Военный корабль банданцев (из отчета о путешествии голландской экспедиции в Ост-Индию)
Появившись на островах в 1599 году, голландцы были решительно настроены применить силу, чтобы заставить коренное население торговать исключительно с ними. Несколько деревень подчинились пришельцам. Но как только вооруженные корабли голландцев покинули острова, банданцы, похоже, не преминули вернуться к прежнему «режиму». Более того, они даже стали торговать с англичанами, которые впервые прибыли сюда в 1603 году.
Спустя пять лет, в 1609 году, на горизонте появился голландский корабль с 1000 солдат (среди которых было много японских наемников), готовых покарать банданцев за нарушение договоренностей. Обманом заставив большую часть войска продвинуться вглубь территории, местные жители напали и расправились с европейцами, положив начало долгой серии конфликтов.
События закрутились с новой скоростью в 1621 году, когда голландцы вынудили англичан отказаться от своих притязаний на острова. Ян Питерсоон Коэн, ответственный за операции голландской Ост-Индской Компании в регионе, решил проверить свою теорию, согласно которой торговлю мускатным орехом было бы легче контролировать, если бы вместо банданцев поселить на острова более покладистых жителей, лояльных к Компании. Он нашел предлог для нападения на Банда Бесар, самый большой остров и главный очаг сопротивления. В нападении участвовало 1600 голландских солдат и 80 японских наемников – вряд ли когда-то в этих местах видели столь грозную силу. Несмотря на яростное сопротивление, остров был захвачен в считанные дни. В ответ на последующие партизанские нападения японские наемники Коэна обезглавили 48 местных жителей и выставили их головы на бамбуковых палках. Началась кровавая эпопея, в ходе которой голландские войска сжигали деревни, убивали и порабощали местных жителей, которые в основном были отправлены в Батавию, торговый центр на Яве. Многие банданцы предпочитали смерть плену и прыгали вниз с высокой скалы.

Жители Банда Найра на военном каноэ приветствуют прибывший корабль.

В итоге, согласно голландским записям, к концу этой кампании из 15000 банданцев на всех 11 островах их оставалось от 1000 до 2000. Резня вызвала некоторое возмущение в Голландии в XVII веке, однако коммерческие интересы возобладали, и история была «спущена на тормозах». Коэн не понес никакого наказания. Голландцы разделили Бандас на 68 плантаций и составили внушительную конкуренцию англичанам в регионе.

Вид на Банда Нейра, единственный крупный населенный пункт на островах Банда. 
Однако банданцев не смыло волной истории. Выжившие обосновались на нескольких островах на периферии архипелага. Вплоть до 1880-х годов голландцы не обращали на эти «остатки» внимания. Это дало банданцам возможность свободно участвовать в торговле основными продуктами питания, от которых зависели даже голландские плантации, и открывать новые прибыльные торговые предприятия. Даже после того, как голландцы установили полный контроль в регионе, торговые сети банданцев оставались важными для местной экономики даже и в XX веке. По сей день некоторые жители, заявляющие о своем банданском происхождении, все еще пользуются высоким социальным статусом в регионе благодаря своей принадлежности к роду влиятельных и важных торговцев.
На Кей Бесар, самом большом острове в цепи Кей, немногим менее 5000 человек в двух портовых поселениях, Эйлат и Эли, все еще говорят на банданском языке, исповедуют банданский ислам, делают банданскую керамику, поют банданские песни и регулярно отправляются на Банданский архипелаг, чтобы вести дела о наследстве или проводить традиционные обряды. Когда банданцы говорят сегодня о колониальных событиях, они отказываются считаться жертвами или беженцами.
Молодые женщины исполняют танец сбора мускатного ореха на Банда Нейре.
Даже на Банданском архипелаге история банданцев не закончилась в 1621 году. Голландцы привозили рабов для работы на своих плантациях. Но они были вынуждены опираться на банданских рабов как на экспертов и наставников в выращивании мускатного ореха. В то время как банданское рабское население сокращалось, они оставили следы своей культуры. Исследования австралийского антрополога Филиппа Винна показывают, что большинство из более чем 18 000 человек, живущих сегодня на островах архипелага, признают, что они приехали из разных стран, но все же считают, что они настоящие банданцы. Они проводят ритуалы, которые, по их мнению, уходят корнями в древние банданские обычаи, чтобы подтвердить свою идентичность, и говорят о доколониальной истории банданцев как о своей собственной.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *