Погоня за морским хронометром: от античности до Кука

1227 просмотров

Географические координаты, определяющие положение точки на земной поверхности, были известны еще в античности. Широту определить просто — по высоте над горизонтом Полярной звезды, это умели делать еще древнегреческие мореплаватели. Сложнее с долготой или разностью долгот, для определения которых нужны очень точные часы.

Очень остро эта проблема встала перед мореплавателями эпохи великих географических открытий. В XVI веке, после изобретения телескопа Галилео Галелеем, им был предложен метод, который позволял вычислять долготу достаточно точно по расстоянию от лунного диска до опорных, хорошо известных звезд. Были составлены специальные таблицы, дающие положение Луны среди звезд на меридиане для определенного момента времени и, следовательно, долготы наблюдателя.

В 1567 году испанский король Филипп II назначил вознаграждение за решение проблемы определения долготы в открытом море; в правление Филиппа III вознаграждение было увеличено. В XVII веке Нидерланды назначили свой приз в 30 тысяч флоринов. Вскоре вознаграждение обещали также Португалия и Венеция.

В 1714 году парламент Англии принял билль, предусматривающий награду в сумме 10 тысяч фунтов стерлингов тому, кто предложит метод, который позволит определять долготу с точностью до одного градуса большой окружности, или шестидесяти географических миль. В случае повышения точности награда удваивалась и составляла 20 тысяч фунтов.

Проблема долготы была решена в 1735 году лондонским часовщиком Джоном Гаррисоном. Использование его морского хронометра позволило находить положение корабля с точностью до секунд времени, что составляло на экваторе расстояние около 1 км.

В 1772 году Джеймс Кук, отправляясь во второе кругосветное путешествие, взял с собой экземпляр морского хронометра Гаррисона. Позднее Кук писал, что результат превзошел все ожидания. Об этом же пишет и Лаперуз в своем дневнике.

© PORTULAN.RU